Читайте также:
  • Ремонт газового котла
  • Особенности импорта в Донецке
  • Huizen te koop

  • телесные прелести

    И все же попытки охарактеризовать этот абсолют предпринимались — главным образом в литературных играх. Эти игры имеют формальный характер: правдоподобие достигается в них за счет использования риторических приемов, а не путем достоверного изображения действительности. Авторы текстов XVI века продолжают и развивают старинные средневековые игры с перечислением «телесных прелестей». Гак, если в XIV веке Джакобо Алигьери называл девять признаков привлекательности («молодость, белая кожа, светлые волосы, красивые линии рук и ног...»), в Новое время Жан Невизэн довел их число до тридцати. Это свидетельствует о важности количественных показателей для описания идеала: считается, что описать идеал можно тем точнее, чем больше его признаков будет названо и чем равномернее эти признаки будут распределены по разным категориям. Составленный Невизэном список тридцати «телесных красот» воспроизводится в сочинениях Шольера, а также Брантома:

    В той, что желает назваться самой

    красивой из женщин, Прелестей должно быть десять раз по три: Три длинных, три коротких и три белых, Три красных и три черных, три тонких и три полных, Три узких, три широких И миниатюрных три.

    «Количество канонов умножилось», — констатирует Мари-Клэр Фан в своей работе о красоте эпохи Ренессанса.

    «Длинными», например, должны быть талия, волосы и кисти рук; «короткими» — уши, стопы и зубы; «красными» — ногти, губы и щеки; «узкими» или «тонкими» — таз, рот и бока, «маленькими — голова, нос и грудь...» Иначе говоря, чтобы дама соответствовала «образчику совершенства», каждое из десяти перечисленных качеств должно характеризовать три различных области на ее теле.

    И все же на основе подобных описаний невозможно составить ясное представление о параметрах красоты эпохи Возрождения. Считавшийся красивым облик обрисован здесь лишь в общих чертах: узкие бедра и маленькая грудь. Скорее, такие литературные игры свидетельствуют о стремлении найти совершенную формулу, которая позволила бы запечатлеть гармонию средствами особого языка, языка чисел.