Манеры, наружность, грациозность

Читайте также:
  • Демонтажные работы
  • Зеркальные двери для шкафа
  • Hookers in brussels

  • Манеры, наружность, грациозность

    Манеры и жесты женщины наделяются особым смыслом: поведение должно указывать на то, что ее красота — красота женщины подчиненной и несвободной. Так, ценность верха повышается за счет размеренной жестикуляции, наделения «непомерным достоинством каждого жеста», сдержанного выражения «лица». При этом движения нижней, вспомогательной части тела всячески стремятся ограничить, а верх тела — ненавязчиво «высветить». Доминирующими характеристиками такого облика будут, несомненно, «скромность, уничижение, целомудрие» — систематически повторяющаяся в трактате о красоте Жана Лиебо триада; наибольшую аккуратность следует проявить в манере «улыбаться», улыбка должна быть сдержанной, «умеренной», свидетельствовать о «душевном богатстве и непорочности» или же о «сдержанности», на которую особое внимание обращал Леонардо да Винчи в посвященной женскому портрету главе «Трактата о живописи». Каждый жест женщины должен свидетельствовать о ее целомудрии и слабости. Чтобы всегда выглядеть красивой, женщине следует контролировать и координировать свои движения. В описании Луизы Лотарингской*, составленном прибывшим на Генеральные штаты 1576 года английским эмиссаром, особо подчеркивается умение королевы владеть собой: «Ее манера держаться истинно женственная и скромная». В трактатах появляются новые слова, значение которых постоянно уточняется: наружность (l'air), благородство (la noblesse), манеры (la maniere), грациозность (1а grace), — все они в той или иной мере характеризуют архитектурную неподвижность форм, каждое вносит свой вклад в детализацию понятия прекрасного, и в то же время его усложняет: «Красота, лишенная грациозности, не может называться совершенной». Джорджо Вазари, например, считал грациозность отличительной чертой портретов кисти Рафаэля: истинно духовная красота, с точки зрения писателя, заключается в «добродетельной душе», сообщаемой материи, передающей телу «все свои совершенства». Грациозность, продолжает Вазари, придает особый шарм улыбке Джоконды: «этот портрет столь приятен глазу, что, кажется, его писал бог, а не человек». В этих новых характеристиках прекрасного впервые намечается категория выразительности, отличающая эстетику Нового времени, ее признаки еще не утвердились окончательно, но понятие красоты уже перестало исчерпываться простым перечислением достойных внимания черт.

    Продолжение ...

    Система темпераментов

    Отличительные особенности того или иного темперамента интерпретируются согласно бытующей в сознании XVI века концепции, согласно с которой мужчина наделяется силой, а женщина красотой. Женщины считаются холодными и влажными: холодность ослабляет их, влажность смягчает. Мужчины, напротив, — горячие и су-кие: жар придает им силу, сухость наделяет твердостью. Слабый пол отличается «пышностью и мягкотелостью». Сильный — крепостью и «основательностью». Удел первых — покой и безмятежность, вторых — «упорный труд и железная выдержка». Холодность мешает появлению волос па теле, поэтому прекрасный пол обладает столь нежной и гладкой кожей; жар, наоборот, — стимулирует рост волос, что делает мужскую кожу грубой и колючей. В зависимость от темперамента ставится не только строение тела, но также и красота: исключительную эстетическую значимость приобретает слабость.

    Продолжение ...

    Разновидности нравственного облика

    Представление о моральности, пусть ограниченное, становится глубже и уточняется следующим образом: не должно ли красоте, тем более идущей от Бога, совмещать в себе весь спектр совершенств? Иерархичное видение мира, деление его на возвышенные небесные сферы и низменные земные, ведет к тому, что между разными проявлениями идеального устанавливается причинно-следственная связь. Иначе говоря, совершенство черт должно быть обусловлено столь же совершенными добродетелями: близость к небесным сферам предполагает сообразность и целостность.

    Продолжение ...

    Символ женской красоты

    Прежде всего женщина идеализируется на словах: «Ни одно зрелище не восхищает так, как красивая женщина,

    Продолжение ...

    "Пол" красоты

    В эпоху Возрождения понятие красоты относится только к женщине, вследствие чего включает в себя сочетание таких типичных для Нового времени женских характеристик, как слабость и совершенство. Появляются новые выражения, конкретизирующие представление о красоте: «Божественная полнота», «дивные жесты», «ароматное дыхание». Среди женщин избирается эстетический идеал, каковой, будучи обращен в «символ красоты», превозносится «до небес». В пользу женщин делаются сравнения: «красота предпочла мужчинам женщин, щедро наделив их своими дарами». Красота заставляет ценить женщину настолько, что становится залогом ее совершенства. За счет этого углубляется интерес к воздействию прекрасного и хорошему вкусу, а также происходят некоторые культурные изменения: в Новое время положение женщины в обществе упрочняется. Правда, безотчетную и навязчивую уверенность в ее неполноценности преодолеть не удается.

    Продолжение ...

    Социальное и тяжеловесное

    О разнице в социальном статусе в XVI веке судят, помимо прочего, по такому своеобразному, но важному показателю классовой принадлежности, как хорошие манеры. Так, отсутствие контроля над мимикой и жестами лишает красоту ценности, свидетельствуя о низком, простонародном происхождении ее обладательницы: например, «хорошенькая веронская блудница» из новеллы Маттео Банделло теряет все свое очарование, обнаружив «свойственные ее сословию повадки». Тогда как в рассказе другого итальянского автора той же эпохи «хорошие манеры» чудесным образом «преображают» героиню Джулию, несмотря на ее «низкое происхождение».

    Продолжение ...

    Мужчина: не красивый, а ужасный

    За мужчиной и женщиной закрепляются — причем надолго — противоположные характеристики: мужчина

    Продолжение ...